Владислав Вишнепольский
+7-910-390-07-06
Валерий Куликов
+7-930-806-41-56
sem1503@mail.ru
Виктор Лысов
+7-910-139-21-42
vic.lysoff2010@yandex.ru

О необходимости политического участия

О необходимости политического участия

На очередном собрании нижегородского Либерального клуба 10 января с сообщением о возможных сценариях смены политического режима в России выступил Валентин Кулаков. Заявленная тема, безусловно, вызвала интерес, хотя бы потому, что в современных российских условиях любое, даже исключительно гипотетическое представление о снижении неопределенности выхода из кризиса, представляется чрезвычайно важным. Однако ни в малейшей степени неопределенность приведенными в сообщении версиями развеяна не была. Скорее наоборот, сообщение напомнило старый советский анекдот о том, что нужно делать при объявлении угрозы ядерного нападения? Ответ прост: нужно накрыться белой простыней и ползти в сторону кладбища… Впрочем, дело даже не в мрачном пессимизме автора сообщения В. Кулакова. У каждого свое мнение о том, как относиться к происходящему в России, и как выстраивать свой образ будущего. Пессимист, хорошо известно, это информированный оптимист. Дело в другом – в том, что все приведенные в сообщении сценарии имели не столько негативный смысл, сколько относились к разряду неконституционных, что вообще никак не могут быть признаны либеральными и имеют скорее признаки элементарной политической провокации.

Автор построил свой доклад на обобщении некоторых исторических аналогий, которые действительно в какой-то степени могут иллюстрировать различные варианты смены политических режимов: от оккупации иностранными войсками, как это случилось в 1945 году с нацистской Германией и милитаристской Японией, или народной революции до дворцовых переворотов и круглого стола правительства генерала В. Ярузельского и активистов  «Солидарности» в Польше в 1989 году.  При этом каждая из приведенных аналогий для каждого из вариантов хромала и как аналогия вообще, и как аналогия, пристегнутая к нынешней ситуации в России в частности. При этом никак не определялись ни характерные черты современного политического режима в России, ни образ желаемого будущего. В общем – «шило на мыло» в ходе аналогов неких событий, которые происходили когда-то и где-то.

На эти исторические экзерсисы, впрочем, можно было не обращать внимания, если бы не одно очень важное обстоятельство. Среди сценариев вообще не рассматривались варианты различных форм политического участия, в т. ч. и участия в выборах, какими бы они ни были. Уверен, автор сообщения сделал это совершенно сознательно, несмотря на то, что последние выборы сентября 2015 года были абсолютно не честными и не свободными. Казалось бы такого рода аргументы должны были бы поставить «бесполезные выборы» первым номером в списке вариантов невозможности смены режима в России. Видимо, автор вообще не выносит слово «выборы».

Между тем, только политическое участие в условиях современного «гибридного» политического режима в России, сочетающего характеристики авторитарного режима и режима «делегативной  демократии», способно существенно изменить ситуацию к возвращению демократических норм в политическую жизнь и обеспечить начало необходимых реформ. Хорошо известно, что при тоталитаризме единственной формой политического участия является мобилизационное поведение. Массовые демонстрации, явка на выборы в 99,9 процентов, 100 процентов голосов, отданных за «нерушимый блок коммунистов и беспартийных»  и т. п. – все, кто родом из СССР, хорошо это помнят. Напротив, характерной чертой современного авторитарного режима является сознательно культивируемый и регулируемый абсентеизм. Режиму на явку вовсе не наплевать, он исходит из того, что на выборы должны придти только его административно зависимые избиратели, знающие за кого нужно голосовать. Разве это трудно понять?! Поэтому странным выглядит явная поддержка такой формы политического поведения как абсентеизм со стороны члена региональной организации либеральной партии «ПАРНАС» В. Кулакова.

Безусловно, политическое участие в современной России весьма ограничено. В частности, большинство входов в политическую систему заблокировано, а обратные связи ограничены. Об этом свидетельствует, в частности, формирование сверху всевозможных симулякров вроде Общественной Палаты (ОП) и «народного фронта» (ОНФ) вместо настоящих институтов гражданского общества, создаваемых гражданами добровольно для защиты своих интересов. Тем не менее, даже эти симулякры скорее говорят о слабости российского политического режима, вынужденногорисовать выдуманные картинки для замены ими реального мира. Ровно о том же свидетельствуют и наезды режима на независимые НКО, что также направлено на снижение уровня гражданского активизма и в конечном итоге разнобразия форм политического участия.

Отдельной темой для обсуждения является определение характеристик современного российского «гибридного» политического режима, который уже давно перестал быть источником стабильности, и хотя внешне он выглядит вполне устойчивым, никто точно не сможет сказать, когда, при каких обстоятельствахи как он «грохнется». Именно поэтому всем настоящим либералам-патриотам нужно обсуждать и формировать образ будущего, что представляется совершенно невозможным для тех, кто ползком пробирается на погост.

В. Лысов